«Профсоюз — это первое, о чем мы заговорили, когда объединились» — интервью с авторами открытого письма Look At Media.

Если кто-то считает себя человеком, которого от кризиса спасут фриланс и его творческий потенциал, то пора бы ему от этих иллюзий избавляться. В соцсетях сейчас активно обсуждают настоящий трудовой конфликт в известном издательстве Look At Media (LAM). Коллектив внештатных сотрудников открыто заявил, что руководство не выплачивает им гонорары. Фрилансерам должны разные суммы, вплоть до 150 тысяч рублей. Некоторые ждут гонорары с лета.

Авторы, фотографы, иллюстраторы, работающие в LAM внештатно, опубликовали в фейсбуке открытое письмо, под которым подписались 78 человек. Они отмечают, что издательство никогда не отличалось пунктуальностью в вопросе выплат гонораров, но ситуация, при которой ждать денег приходится полгода, возмутительна. Тем более сейчас. В условиях кризиса и галопирующей инфляции фрилансер, даже если ей или ему выдадут обещанный гонорар, получит сумму, чья покупательная способность упала по сравнению с тем периодом, когда выполнялась работа.

«Если до 1 апреля 2015 года компания не выплатит долги, появившиеся вплоть до 3 марта 2015 года, урегулирование конфликта будет перенесено в юридическую плоскость с последующим обращением в суд», — пишут в соцсети внештатники. Также они призывают других авторов, художников, фотографов не сотрудничать с LAM.

Многие считают, что фрилансеры – это свободные люди, которые не сидят в пыльных офисах «с 9 до 6», а сами организуют свое время, сами решают, когда и на кого им работать, чем заниматься. Нам подсунули ложного идола. Случай с LAM показывает, что работа по фрилансу чревата бесправием работника.

Внештатные работники находятся в «серой зоне», где трудовое законодательство действует редко и избирательно (даже на общем фоне неудовлетворительного исполнения законов в России). Депутаты и министры пытаются отрегулировать отношения между фрилансерами и их работодателями, но пока не очень успешно. Поэтому для государственных инстанций, которые должны защищать права работников, трудовых отношений во фрилансе нет. Вице-премьер Ольга Голодец как-то сказала, что «у нас в стране 38 миллионов человек непонятно чем занимаются». Это она о фрилансерах. По данным Росстата, без официального оформления в России работают 14 миллионов человек (19% всего экономически активного населения). Однако все эти цифры приблизительны. Теневой сектор потому и теневой, что исследовать его тяжело. Так или иначе, но фрилансер сам ставит в ситуацию, когда закон его не защищает. Нельзя без детального изучения сказать, чем закончится обращение в суд внештатников LAM, но, возможно, исход дела будет не в их пользу.

Второй важный момент, который касается защиты прав фрилансеров. Им тяжело создать организацию. У них нет постоянного места работы. Многие работают удаленно. Все это объективно мешает созданию профсоюзов в рамках одной фирмы. Но профсоюз может объединить работников разных компаний и отдельных сотрудников как в случае с фрилансерами. Для этого необходимо просто организоваться всем вместе.

Самоорганизация – это фактически единственный способ отстаивать свои интересы. Случай с LAM показывает, что фрилансеры могут, по крайней мере, начать с написания коллективного письма и сбора подписей. Часто для того чтобы надавить на работодателя эффективным оказывается не просто запугивание судом, а совместные коллективные действия работников, включая распространение информации, публичные акции протеста, ликвидацию юридической безграмотности среди коллег.

Главное – не сдаваться, не мириться с бесправием.

Антон Беркасов, фотограф, внештатный автор LAM

10675641_10200181860944758_6443181131934807160_nВ ЛАМ всегда была такая ситуация, что они задерживали оплату. Я в 2007 году для них не снимал, но есть люди среди тех, с кем мы сегодня общались и с кем мы консолидировались, которые говорят, что с самого открытия это было так. Эти задержки начались не сейчас и никак не связаны с кризисом, они были всегда. Я начал с ними работать пару лет назад, вовремя они мне не заплатили ни разу. Иногда задержки были 2-3 месяца, иногда 4-5, иногда пол года. Сейчас просто какая-то спичка чиркнула в виде поста нашего коллеги Зарины Кадзаевой, мы собрались там в комментариях и поняли, что нас много таких. Просто до этого я думал, что я такой один, ну может быть еще пару человек. Мы не подозревали о масштабе этих задержек и количестве людей, которым это все не выплачивается. Решили собраться, что-то предпринять, написать для начала открытое письмо.

Мы все в личном порядке на протяжении долгого времени мучили редакторов и ответственных за бухгалтерию вопросами “Когда же, когда же придут наши деньги?”. Иногда были какие-то формальные ответы, что может быть завтра, может быть на следующей неделе постараемся выплатить за такой-то месяц. А потом ответы просто перестали поступать вообще и ситуация стала совсем странная: никто ничего не отвечает, никто ничего не платит и всем похоже все равно.

На первый пост Зарины ответил Алексей Аметов (учредитель LAM). Но письмо, которое опубликовал Аметов выглядит формальной отпиской. Он вроде высказался на эту тему, но по существу не сказал ничего. Это нас еще больше подстегнуло написать открытое письмо, чтобы вывести руководство на нормальный диалог, а не на такие письма-отписки.

Если они не пойдут на диалог вообще и откажутся от личной встречи и предложат нам напрямую разбирательство в суде, то перенесем, значит, в юридическую плоскость все отношения.

Под заявлением оставляют комментарии, что неплохо было бы создать объединение фрилансеров, как вы оцениваете эти предложения, насколько это реально?

Это реально, потому что это первое, о чем мы заговорили, когда объединились в одном пространстве (в группе в фб): раз мы все здесь уже собрались, связанные общей проблемой, то можем консолидироваться и дальше решать их сообща. Я могу сказать, что какая-то критическая масса авторов уже собралась для создания профсоюза. Если количество вовлеченных людей сохранится, то, мне кажется, мы сможем как-то повлиять на ситуацию. В Москве по крайне мере.

Насколько часто такие ситуации встречаются при удаленной работе?

Я не могу сказать, что часто, но это определенная специфика фриланса. Это случается периодически и время от времени зависит от добросовестности заказчика. Я думаю, что нет такого фрилансера, который бы с этим не сталкивался.

Белла Рапопорт, журналистка, внештатная авторка LAM

10660210_10204688734762947_6507498843569719987_nПочему именно сейчас решили написать письмо и что ждете от него?

Я, как и многие другие, на протяжении долгого времени писала им каждые две недели “где мои деньги?” А тут все узнали, что у них проект новый, в Нью-Йорке, а во-вторых, все увидели, какому огромному количеству людей они должны денег и решили, что нужно с этим что-то делать.

Сейчас мы надеемся, что все удастся уладить без суда, что руководство ЛАМ раскается и выплатит нам все.

У нас такое отношение к работникам в принципе: тебе позволили работать, ты должен радоваться. А деньги выпрашивать — это как-то для кармы плохо. И меня это раздражает очень сильно. Было бы замечательно создать профсоюз. Мы сейчас обсуждаем эту возможность. Потому что на самом деле действительно очень часто кидают. У нас не принято бороться и отстаивать свои права. И нам, фрилансерам, которые не работают на большого дядю, по сути вообще бояться нечего.

Насколько часто авторов «кидают» и задерживают гонорары при удаленной работе?

Бывает периодически. Например, есть портал art1.ru, который был таким уникальным петербургским изданием о культуре, обо всякой фигне. В итоге, в какой-то момент отказался выплачивать гонорары вообще всем. При этом он обновляется и непонятно с кого вообще взыскивать свои деньги. Есть еще издания, которые выплачивают по полгода гонорары. Я еще работаю копирайтером и бывает такое, что могут не заплатить. Один раз мне не заплатили, потому что после недельных переговоров, обсуждений и корректировки текста, главный начальник в итоге сказал, что текст его не цепляет. Если издание солидное и работает по договорам, то они не задерживают. Не знаю, одна газета мне до сих пор ничего не заплатила, нужно им написать. С кем я еще работала по договорам? Мне вообще все задерживали. Кто-то больше, кто-то меньше. Вся индустрия построена на этом, потому что когда я работала в офисе, например, там даже офисную зарплату задерживали на два месяца.

Добавить комментарий